Новости
Об училище
Сведения об образовательной организации
СМИ о нас
Учебный процесс
Инновационная и научно - методическая деятельность
Воспитательный процесс
Спортивно-массовая работа
Лига журналистов СПКУ
Дополнительное образование
Психолого-педагогическое сопровождение
Наши достижения
Информация для выпускников
Профориентация
Информация для родителей
Информация для поступающих
Противодействие коррупции
Противодействие терроризму и экстремизму
Информационные ресурсы
Вакансии
Карта сайта
Просмотры материалов : 11683514

 

 

Здесь
можно ознакомиться 

с инструкцией о порядке пользования системой "Электронный дневник"

Скачать программу
"ЛМС Школа"

 

Печать

Слюсаренко Владимир Алексеевич
(1857-1933)

 

Имя этого генерала мало известно даже военным специалистам, хотя его можно назвать героем сразу нескольких кампаний.

В годы русско-японской войны В.А. Слюсаренко в чину полковника командовал 1-м дивизионом 9-й артиллерийской бригады. Именно он вместе с командиром батареи А. Пащенко в бою под Дашичао (10-11 (23-24) июля 1904 г.) сумел впервые опробовать метод стрельбы с закрытых позиций. Новаторство дало результат – японская артиллерия замолкла. А за умелое командование в сражении под Ляояном полковник получил орден Св. Георгия 4-й степени. Русско-японская стала не только стартом в карьере В.А. Слюсаренко (и это после в целом провальной кампании, когда генеральские звезды летели со скоростью света!), но и накрепко вписала его имя в историю русской артиллерии. Однако отличиться он смог и в период следующей войны.

 Ее Владимир Алексеевич встретил в звании генерал-лейтенанта на должности… начальника 43-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса1. Когда же его командир генерал С.М. Шейдеман был назначен командующим 2-й армией, В.А. Слюсаренко временно принял командование корпусом, составляющим левый фланг 1-й русской армии генерала П.К. фон Ренненкампфа. В это время противник (а им была 8-я немецкая армия, воодушевленная только что одержанной у Танненберга победой, во главе с известными генералами П. фон Гинденбургом и Э. Людендорфом), усилившийся частями и соединениями с запада, сосредотачивался против нашей армии, планируя мощной обходной группой сломить ее левый фланг и отрезать остальным силам путь к отступлению.

 

7 сентября немцы вступили в соприкосновение с левофланговой 43-й пехотной дивизией. В то же время в штабе 1-й армии получили ложные сведения, будто силы неприятеля сосредотачиваются против правого фланга. Только на следующий день удалось разглядеть истинную опасность. Приказав 72-й пехотной дивизии выступить на помощь, П.К. фон Ренненкампф стал просить о содействии соседней 10-й армии (еще ранее главнокомандующий фронтом обещал, что в трудный момент она окажет поддержку), но 9 сентября выяснилось, что «ввиду неустроенности» наступать она не может. Командующий 1-й армией отреагировал быстро. Он отдал распоряжение перебросить на левый фланг с правого весь 20-й корпус, туда же притянул конницу Хана Нахичеванского и Рауха. Это в итоге помешало немцам совершить обход и дало возможность к 13 сентября выйти из кризисного положения.

Однако когда Ренненкампф предпринимал необходимые меры, В.А. Слюсаренко проявлял всю энергию и волю, чтобы сдержать противника. 43-я пехотная дивизия в течение нескольких дней, до того как была разбита, упорно оказывала сопротивление германцам, имеющим четверное превосходство. О роли командира корпуса писал очевидец: «Вскоре началось и наше отступление к русской границе; части корпуса, состоящие не только из кадровых полков, поддались панике и генералу Слюсаренко с трудом удавалось их удерживать в передовых линиях».

А 11 сентября В.А. Слюсаренко контратаковал и был частично поддержан соседними частями, что стало полной неожиданностью для противника. Вот где поистине можно увидеть влияние отдельно взятой личности на историю. Накануне на совещании командиров частей начальник штаба предложил отойти и на упорство Владимира Алексеевича ответил, что «в таком случае надо сейчас же выкинуть белый флаг, корпус должен сдаться, а командиру корпуса уехать немедленно в тыл, чтобы не быть блестящим трофеем для врага. Это предложение вывело из себя ген. Слюсаренко, он вскочил, стукнул кулаком по столу и в упор смотря на своего «ближайшего помощника», сказал: — Ген. М., вы можете отправляться в тыл, а я исполню свой долг до конца!..».

Начальник штаба 8-й армии Э. Людендорф в мемуарах вспоминал: «Самым крупным недоразумением явилось заявление XI армейского корпуса 11 сентября, что он атакован превосходящими силами противника… Поэтому мы должны были решиться XVII и I армейские корпуса двинуть дальше на север, чем это предполагалось первоначально. Через несколько часов выяснилось, что сообщение XI армейского корпуса ошибочное. Но приказ охватывающему крылу был отдан. Позднее корпуса опять были повернуты на прежние направления, но по крайней мере полдня было потеряно». В итоге, как более определенно писал начальник оперативного управления штаба 8-й армии М. Гофман: «Это вызвало совершенно излишнюю приостановку в преследовании, и эту потерю времени не удалось уже больше наверстать».

14 сентября 2-м армейским корпусом стал командовать генерал от инфантерии А.Е. Чурин. В.А. Слюсаренко вернулся на прежнюю должность. В ходе ожесточенных боев корпус, выдерживавший главный удар, понес тяжелые потери. Всего в нем осталось 16 506 нижних чинов и 302 офицера. Эти цифры ярко свидетельствуют о том, насколько тяжелые бои велись на фронте войск В.А. Слюсаренко, которые не побежали, а упорно сдерживали противника, даже пытаясь контратаковать. И в этом немалая заслуга самого командира корпуса, на плечи которого легла трудная задача. Если бы левый фланг армии «сломался» и отступил, то все остальные войска оказались бы в тяжелейшем положении и понесли бы еще большие потери.

В последствие В.А. Слюсаренко находился на разных командных должностях (во время Лодзинской операции, к сожалению, неудачно командовал Ловичским отрядом, что стало одной из причин удачного исхода сражения для попавшей в окружение немецкой группы Шеффера; затем руководил боевой деятельностью различных корпусов, а в 1916 и 1917 гг. временно возглавлял 5-ю армию), был произведен в следующий генеральский чин, а в августе 1917 г. оставил службу и уехал на Украину. После Октябрьской революции служил в войсках П.П. Скоропадского и А.И. Деникина, а с разгромом армии генерала П.Н. Врангеля эмигрировал.